Не бойтесь российской армии

dontafraidruarmy

Примечание редакции. И ещё немного о российских военных учениях «Восток-2018». На этот раз мнение с Запада — от обозревателя The Atlantic, научного сотрудника пражского Института международных отношений Марка Галеотти. Перевод наш.

Заявленный масштаб недавних российских учений «Восток» поражает: 300 тысяч солдат, 36 тысяч танков и бронетехники других типов, 80 кораблей и до 1000 самолётов, собранных с половины территории страны. Это почти вдвое больше, чем все вооружённые силы Великобритании. И вдвое больше масштабов прошлых аналогичных учений 2014 года. И, как будто этого мало, около 3200 китайских военнослужащих и 30 самолётов. Плюс небольшая группа монголов.

«Восток» проходит в форме семидневного сражения между двумя сторонами на земле, в воздухе и на воде российского Дальнего Востока. Учения предполагают парашютные прыжки, «антитеррористические меры» и ракетные стрельбы. Учения будут включать полевые смотры, где фотографы смогут снять ряды танков, солдат и разнообразной техники. В каком-то смысле ради этого всё и делается. «Восток» — это не просто большая военная тренировка. Это массовая операция психологического воздействия, геополитический гамбит, специально устроенный Россией для того, чтобы подчеркнуть свой боевой дух и возможность проводить и координировать сложные операции.

Однако есть разница между показной демонстрацией своей техники, апробацией тактики и настоящей войной. Не стоит предполагать, что Россия на самом деле хочет встрять в глобальный конфликт. Хотя масштаб «Востока» должен подчеркнуть способность Москвы к операции континентального уровня, вряд ли она сможет провести такую на самом деле. Будет сложно даже собрать такие силы в военное время, когда железные дороги и узлы коммуникаций станут первоочередными целями.

Эти учения — часть того, что я называю «дипломатией тяжёлого металла». Россия использует свою армию для того, чтобы напугать Запад и ввести его в заблуждение. Мы уже видели, как работает такая недипломатичная дипломатия в Европе, где Москва ответила на финские и шведские обсуждения необходимости вступления в НАТО учениями у их границ, симулирующими российское вторжение. Мы также видели, как эта дипломатия работает в игрищах Владимира Путина. В ходе прошлогодних учений «Запад» Москва занижала количество солдат-участников, чтобы не дать западным странам задействовать правила ОБСЕ и послать наблюдателей. А в этот раз, похоже, Россия решила завысить числа. 300 тысяч — явно ложная цифра. В реальности может быть до 150 тысяч, что, впрочем, всё равно немало. Судя по прошлым учениям «Запад», многие солдаты в процессе не покинут казарм. Они будут «вовлечены» в командные расчёты, а не в полевую отработку.

Как заметил военный аналитик Михаил Кофман, если хотя бы одно подразделение той или иной бригады участвует в учениях «Восток», в официальной статистике фигурирует вся бригада. Именно поэтому России удалось рассказать населению, разозлённому повышением пенсионного возраста, что учения не потребуют дополнительных затрат. Если бы это было действительно перемещение трети российских вооружённых сил по Сибири и Дальнему Востоку, это встало бы в копеечку.

Суть в том, что у России нет ни средств, ни транспортных возможностей переместить так много солдат, не создав хаоса. Но России приятно думать, что мир купился на обозначенную цифру в 300 тысяч солдат. Как животное, распушивающее свой мех и скалящее зубы при встрече с хищником, Россия хочет выглядеть как можно более опасной. Будучи авторитарной страной, она тратит на армию много больше, чем стоило бы — в целом на безопасность уходит более трети федерального бюджета. Путину, впрочем, удалось превратить унаследованную им деморализованную и истощённую армию в нечто серьёзное и компетентное.

Однако при этом Путин понимает, что это не поможет. Страна с экономикой меньше, чем у Техаса, не может считаться великой нацией. Вместо этого он делает ставку на блеф, провокации, постановки и подковёрные игрища. Его цель — создать впечатление опасной и самоуверенной страны, которой стоит опасаться и от которой лучше держаться подальше. Так что сейчас пойдут изображения танков, летящих по степи, ракет, дронов и вертолётов — в рамках попыток сделать Россию (как бы) вновь великой. Эта кампания включает и заявления Путина о том, что Россия вскоре обзаведётся ракетами с ядерным двигателям (прототипы четырежды тестировались в прошлом году, каждый раз аварийно). Хорошо быть сильным, но ещё важнее казаться сильным.

«Восток» — геополитический гамбит. Ещё недавно целью этих учений было показать Пекину, что Москва способна защитить свои границы. Включение же в эти учения небольшого китайского контингента — ещё не сигнал военного союза, но, безусловно, будет замечено на Западе. Сложно не заметить символизм в том, что пока российские и китайские войска вместе тренируются, Путин и Си Цзиньпин проводят саммит и обсуждают экономическое и политическое сближение. Пока Вашингтон и Европа пытаются дипломатически изолировать Москву, это явно выглядит как послание: Путин всё ещё способен установить связи со странами, не входящими в западный мир. И это не обязательно Сирия, Никарагуа или Венесуэла.

Однако, как заметил Александр Габуев из московского Центра Карнеги, Москва также шлёт Вашингтону более глубокий сигнал: мы не хотим замыкаться в альянсе с растущим, богатым и более сильным в военном отношении Китаем. Это стало бы вассалитетом. Но если вы нас к этому толкнёте, у нас не будет выхода.

Так что пока НАТО внимательно следит за «Востоком», интересуясь российскими военными возможностями, следует столь же внимательно следить и за всем окружающим учения контекстом.

Марк Галеотти

Оставьте свой комментарий

0 / 2500 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 2500 символов
  • Комментарии не найдены