Обмен Савченко на Александрова и Ерофеева: Так закончилась война. Олег Кашин

Обмен Савченко на Александрова и Ерофеева: Так закончилась война
19 апреля президент Украины Петр Порошенко заявил, что ему удалось согласовать с президентом России Владимиром Путиным «алгоритм освобождения» украинской летчицы Надежды Савченко. Переговоры глав государств произошли сразу после того, как Голосеевский суд Киева приговорил россиян Евгения Ерофеева и Александра Александрова к 14 и 13 годам лишения свободы. 22 апреля, СМИ сообщили о том, что стороны договорились о взаимной выдаче лиц по «пакетному принципу», но произойдет это не раньше конца мая, после того, как приговор Александрову и Ерофееву вступит в силу. Журналист Олег Кашин о пленных настоящей войны и том, почему Савченко у себя на родине останется героем, а Ерофеев и Александров у себя героями никогда не будут.
О том, что украинскую летчицу Надежду Савченко вот-вот обменяют на российских бойцов ГРУ Александра Александрова и Евгения Ерофеева, уже можно говорить как о решенном деле. Их имена постоянно звучат в переговорах президентов Владимира Путина и Петра Порошенко, об обмене так же говорят глава Совета Федерации Валентина Матвиенко и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Осталось только дождаться.
Общественное мнение к обмену готово
Сквозь зубы, но подробно — так, наверное, можно описать стилистику российских государственных телеканалов, когда они рассказывают об Александре Александрове и Евгении Ерофееве. В телевизионных сюжетах они выглядят случайными гражданами России, попавшими в переплет на Украине — их принадлежность к российским вооруженным лицам подается как бездоказательное обвинение украинской стороны. При этом, каждый раз особо подчеркивается, что адвокат Александра Александрова Юрий Грабовский, который был убит этой весной, почти развалил обвинение, и в качестве примера приводится справка из российского Генштаба, которую Грабовский показывал в суде. В справке написано, что военнослужащих Александрова и Ерофеева в российской армии не числится.
Пропаганда есть пропаганда. То, что об Александрове и Ерофееве российское телевидение говорит хотя бы так — уже хороший знак с точки зрения их дальнейшей судьбы. Если бы о них молчали, то это означало бы, что России они по-прежнему не нужны, но теперь что-то изменилось, и, показывая россиянам сюжеты о несправедливом политическом суде над двумя нашими соотечественниками, официальные медиа явно готовят общественное мнение к тому, чтобы оно не удивлялось, когда их обменяют на Надежду Савченко.
О Савченко — теперь тоже говорят и тоже сквозь зубы. Ее уже не проклинают, как убийцу журналистов ВГТРК, совсем бегло упоминают, что она приговорена российским судом к 22 годам колонии, зато очень подробно рассказывают, как ее ждут на Украине. С каналов вещают о том, что Петр Порошенко обещал выслать за ней свой самолет, на что пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков иронически отвечает в том духе, что самолет не нужен, потому что между нашими странами и так хорошее авиасообщение.
Почему Александров и Ерофеев не станут героями
Как будто и не было войны, как будто и не было «народных республик», взаимных проклятий, ненависти и пролитой крови. Это просто такое недоразумение — двое россиян в украинской тюрьме и украинка в российской, кто-то что-то перепутал, но сейчас два президента во всем разберутся, и Савченко уедет домой, и Александров с Ерофеевым вернутся в Россию. О схожести и несхожести их ситуаций в эти месяцы говорилось много — всех троих судили в чужой стране по ее уголовным законам, как будто это обычные местные преступники, а не пленные настоящей войны. При этом Надежду Савченко на Украине ждет депутатское кресло и в любом случае увлекательное политическое будущее, а Александрова и Ерофеева мы в лучшем случае однажды увидим в коротеньком сюжете «Вестей» с интервью формата «Как самочувствие?» — «Как учили». После этого они куда-нибудь исчезнут, обвешанные подписками о неразглашении и какими-нибудь устными настоятельными просьбами молчать. Но вообще-то никакой фантастики нет и в том, чтобы они, как Савченко на Украине, стали бы у нас депутатами, заседали бы с Луговым и Валуевым, вносили бы поправки, разрешающие Нацгвардии стрелять в толпу — в самом деле, они ведь двое уже известных людей, которые прошли тяжелое испытание. Сделать из них героев ничего не стоит, достаточно нескольких сюжетов в новостях и одного большого ток-шоу наподобие «Пусть говорят». Но уже сейчас очевидно, что как раз ничего подобного не будет точно. Их главная проблема в том, что они герои того сюжета, о котором Россия уже сейчас предпочитает забыть. Не было никакой войны, и «Новороссии» тоже не было; даже упрощенная пропагандистская версия, в которой Ерофеев и Александров уволились из армии, чтобы поехать в Луганск и устроиться там в сепаратистскую милицию — сегодня неприемлема, потому что и о российских добровольцах (настоящих добровольцах, не «отпускниках») официальная Россия предпочитает лишний раз не вспоминать, ни к чему это ей.
Есть две версии конфликта на востоке Украины. В первой маленькая свободолюбивая страна, освобождаясь от влияния соседней империи, подверглась беспрецедентной («гибридной») агрессии, но выстояла, дала отпор, не позволила себя сломить. Во второй версии власть на Украине захватили фашисты, против которых поднялось население двух областей, сумевшее с оружием в руках отстоять свое право жить, как оно хочет. Слабые места обеих версий очевидны, но первая, украинская версия, оказалась жизнеспособнее, а вторую, российскую, просто нельзя воспринимать всерьез, и именно поэтому Савченко у себя на родине останется героем, а Ерофеев и Александров у себя героями никогда не будут. Савченко может объяснить и себе, и своему народу, что она делала на этой войне, за что воевала и за что убивала, а у Александрова и Ерофеева ответа нет — ни для себя, ни для нас, ни для кого-то еще. Что они там делали? Ничего. Зачем они там были? Низачем. В чем смысл твоей жизни? — Меня однажды обменяли на Савченко, а больше никакого смысла и нет.
Олег Кашин

Оставьте свой комментарий

0 / 2500 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 2500 символов
  • Комментарии не найдены