Практическая ценность свободы слова в воюющей стране

Лариса Волошина
"Россия! Россия!", - кричит на детской площадке розовощекий карапуз трех лет от роду. Прохожие озираются, мамаши нервничают, но никто не пытается съесть русскоговорящего младенца. И это в Киеве - столице победившего бандеровства.
Ситуация, конечно же стрёмная. С одной стороны, собравшимся не нравится столь демонстративное выражение приверженности убийствам, грабежам, разрухе и прочим радостям, которые несет на украинскую землю "русский мир". А с другой – "Это же ребенок, ну что с него взять?".
Самое интересное в этой истории, что рядом с юным призывателем России не было замечено его собственного взрослого. Кто-то же привел ребенка в песочницу, кто-то же приобщил его к "русской идее". Но этот человек предпочел смешаться с толпой, состоящей из сопливых малышей и их обеспокоенных мамаш.
А второе, на что стоит обратить внимание: никто из карапузов не ввалил идеологическому врагу, хотя в песочнице их было как минимум 10 против одного. И это говорит нам о приверженности европейским ценностям и всеобщей толерантности украинцев, взращиваемой с детства. А также о предрасположенности к предательству "больших русских". Они в любом случае попытаются откреститься от несмышленышей, кричащих по их указке "Россия, Россия" сразу же, как только запахнет жаренным. Хотя....
Учитывая юный возраст зачинщика цивилизационного противостояния, он вполне может оказаться "агентом под прикрытием", который столь неординарным способом сдал всю сеть ватомировцев в районе.
Но главный урок, который мы можем извлечь из всей этой ситуации, заключается в практической ценности свободы слова в воюющей стране. Она дает возможность выявить и взять на заметку тех, кого никто за язык не тянул.
Лариса Волошина

Оставьте свой комментарий

0 / 2500 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 2500 символов
  • Комментарии не найдены