Аркадий Бабченко: Удивительная страна. Здесь даже рок-н-ролл умудряется превратиться в зековский шансон

Посмотрел новый клип Чичериной. Юлию Дмитриевну я всегда считал - ну, чтобы не употреблять термин «примитивной» - скажем так: детской исполнительницей. Обсуждать на полном серьезе произведение "Я стою на краю на обрыве над рекой, не могу пошевелить ни рукой ни головой, ту-лу-ла ту-лу-ла ту-ту-ту-лу-ла, ветром в голову надула-ла» - согласитесь, невозможно. А вот для начальной школы - вполне. Первоклашкам нравится. Я дочке ставил, она с удовольствием под неё дурачилась. «Жара, жара, жареное солнце» - это, конечно, не Корней Чуковский, но вполне в его стилистике.
«Мой рок-н-ролл» - уже, безусловно, не начальная школа. Это для публики постарше. Лет для пятнадцати. Поскольку это самое сложное произведение в карьере певицы, то мировоззрение пятнадцатилетнего подростка - это, надо так понимать, и есть потолок.
А потом Юлия Дмитриевна надела камуфляжную тужурку и стала писать песни о войне.
Последний клип называется «Рвать».
И опять, все готово для того, чтобы рвать. И опять, наполняются яростью наши сердца. И плевать, что никто не хотел умирать. Нам не жалко себя, а тем более слов и свинца.
Вставай страна огромная на новый лад, в общем. Вскипает, как волна.
Качество уже, безусловно, получше и даже чуть повзрослее, несмотря на то, что «мы умрем, как ковбои из бешеных псов» - ну, куда ж без инфантилизма-то - но вот видеоклип…
Напомню главные строчки припева - Все готово для того, чтобы рвать, И опять наполняются кровью наши сердца.
Видеоряд объясняет, почему все готово, чтобы рвать и почему наполняются яростью сердца.
Полковник Моторола на БТРе на параде. Прибыл в соседнюю независимую страну из Ростова-на-Дону в составе иррегулярного вооруженного формирования с целью захвата власти. Расстреливал пленных. По его словам - не меньше пятнадцати человек. Бросил жену с ребенком, женился по второму разу, вторую, насколько я понял, тоже бросил. Взорван своими же в лифте в бандитских разборках. Ну как тут не рвать бандер и не наполнить сердца яростью?
Комбат Гиви. Бывший охранник в магазине. Дорвавшийся до власти субдоминант. Страшнейшая вещь - почитайте этологов. Коллаборант. Вооружен соседним государством для захвата власти. Взорван своими же. Рвать, рвать.
Офис комбата Гиви. По которому ударили из огнемета. То ли свои же, то ли хозяева, то ли кто-то из летучего отряда ЧВК Вагнера, то ли из-за разборок по попилу завода… Ну как тут фашистам свинца пожалеть?
Аэропорт. Вышка. Прилетающие трассы танковых снарядов. Сталинград, устроенный Россией в соседней стране в цветущем когда-то городе в одном из самых современных аэропортов. Кровью сердца наполняются от этой хунты, а как иначе.
Гаубица. Д-30. Долбит куда-то. По какой-нибудь Авдеевке, наверное. Ну, хоть не из жилых кварталов - уже хорошо.
Залп «Градов». Три установки, по полному пакету каждая. Вот здесь я даже издеваться не могу. Я просто не понимаю, как это можно вставлять в клип. показывать залпы оружия неизбирательного поражения, притащенного для захвата соседней страны в якобы патриотическом клипе - я не знаю, какие изменения в сознании должны произойти для этого.
Заместитель командира батальона по политической работе майор Захар Прилепин. Едет куда-то. Почему-то за рулем нескрепного «Круизера». Собственно, если не рассусоливать, то - ст 359 УК РФ «Наемничество», пункт первый: Вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях - лишением свободы от четырех до восьми.
Командир батальона, в котором служит майор Прилепин. Сергей Фомченков. Фомич. Нацбол. Алкоголик. Муж Таисии Осиповой. Не важно, что жена сидит в фсбшной тюрьме, куда важнее, что в Украине происходит. На все мероприятия Фомич приходил с дочкой. Замечательной девчушкой лет шести. Ну как ту не оставить ребенка, у которого мама и так в тюрьме, и не поехать убивать бандер? Ну и то же самое, только пункт три - участие наемника в вооруженных действиях, лишение свободы от трех до семи.
А вот самое примечательное. Съемки с коптера. Донецк, разрушенное здание. Я долго не мог понять, что это за здание. Когда и чем по Донецку был нанесен удар так, что разрушили дом? Киевский район - знаю. Кировский - знаю. На Шахтерскую площадь в магазин «Стол и стул» совсем недавно упало. Но там повреждения точечные. А вот когда дом уничтожили?
Потом понял. Это магазин «Военторг» (!), где был склад боеприпасов и который разрушился от сдетонировавшего собственного «Камаза» с боеприпасами.
Ну как тут не рвать, как не наполнить сердца яростью. Сами притащили тонны взрывчатки складировать под жилой дом в жилом районе в центре города, сами же его по дурости грохнули - просто удивительное везение, что никто не погиб в этот раз - сами же сняли клип: ну какой нормальный человек после этого пожалеет патроны…
Удивительная страна. Здесь даже рок-н-ролл умудряется превратиться в зековский шансон. Ну, согласитесь, это же «голуби летят над нашей зоной» чистой воды. Я пил, бухал, грабил, убивал, жил как хотел, совал фраерам финку в живот, а потом волки позорные меня поймали, десять лет дали, а прокурор сука требовал вышку, суки, волки позорные а-на-черной-скамье!!! И еще старушка мать. Которую на свободе избивал и пенсию отбирал на пропой, но которая в тюрьме стала святой. Тихо плачет в уголке, утирая слезу платочком. Ярость благородная вскипает как волна.
Да ладно бы просто в зековский шансон - в шансон в камуфляжной замполитовской тужурке! Вот что уж совсем поразительно. Этот сплав никакие алхимики ни в какой лаборатории мира вывести не смогли бы. А тут - пожалуйста. Тут он зарождается в природных условиях. Слияние замполитов, люмпенпролетариата, дедывоевали, зоны, великой отечественной, империализма, фашизма и черт его знает чего еще.
Причем не просто зарождается - а зарождается у людей, которые двадцать лет делали вид, что в стране ничего не происходит. Двадцать один год назад началась Первая чеченская. Страшнейшая война. С горелыми преданными мальчишками в танках. С уничтоженным полностью городом. С тысячами убитых мирных. С десятками неопознанных тел, закопанных в общих рвах на городском кладбище. С вагонами-рефрижераторами на запасных путях в Ростове. Бамут. Самашки… Потом была вторая. С Новыми Алдами. С ударом по рынку. С бомбардировкой Элистанжи. Потом Грузия. Бомбардировка Гори кассетниками. Все эти войны все эти двадцать лет ни разу не мешали петь «ту-лу-ла, ветром в голову надуло-ла». И не замечать происходящее. И плевать на трупы.
Но разве может пройти истинно патриотическое русское сердце, когда кто-то начинает скакать на Майдане?
Нет. Никак не может. И опять наполняются яростью наши сердца.
В каске "Пресса" пострелять из НСВТ по терминалу.
И вот так у них все.
Аркадий Бабченко

Оставьте свой комментарий

0 / 2500 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 2500 символов
  • Комментарии не найдены